Колонна без вожаков

В последнее время в России набирает оборот народный сбор гуманитарной помощи военнослужащим, принимающим участием в специально военной операции на территории Украины. В городах и селах все от мала до велика сдают теплые вещи, продукты, предметы гигиены, бытовые приборы и т.д. Такие акции проходят в школах, на предприятиях, в общественных организациях. В том числе в различные гуманитарные фонды перечисляют и добровольные денежные пожертвования. Более того, в эту струю пытаются влиться и управляющие организации: например, на информационных стендах подъездов МКД в старой части Волгодонска стали появляться объявления такого вида:

Желание помочь своим героям – естественное и похвальное. Но насколько эта помощь является на сегодня необходимой? Ведь некоторые граждане, особенно из числа пенсионеров и малоимущих, сами перебиваются с хлеба на воду, и при этом отдают последнюю рубашку на фронт. Действительно ли нашим военным нужны такие жертвы? И правильно ли загонять живую народную инициативу в рамки отчетности и бюрократизма? Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте вспомним, как обстояло дело с обеспечением армии в годы Великой Отечественной войны.

Как было раньше?

В годы ВОВ каждый советский военнослужащий находился на полном государственном обеспечении — вещевом, продовольственном и денежном довольствии. Даже в самые тяжелые годы отражения фашистской агрессии военнослужащим Красной Армии стабильно платили зарплаты. Так, рядовой советский солдат тогда получал денежное довольствие в размере 17 рублей, старшина – 150 рублей, а зарплата офицеров стартовала от суммы в 600 рублей в месяц. Также бойцы получали премии за боевые успехи, например, премия за лично подбитый вражеский танк  составляла 1000 рублей. Для сравнения: летом 1943 г. в тылу среднемесячная зарплата рабочих составляла 403 руб., у работников здравоохранения — 342 руб., у работников совхозов — 203 руб. Военнослужащие могли копить начисляемые средства на банковском счете, открыв книжку Гострудсберкассы, тратить в лавках Военторга или на местных рынках. Также деньги отсылались семьям в тыл. Вспоминает летчик-бомбардировщик Юрий Сергеевич Абрамов: «Я, например, деньги маме посылал. Я знал, как она там мучается — брат уже два года лежал тяжелораненый. А мне деньги не нужны были: кушать, курить и даже вечером выпить — все это для меня было бесплатно»

(фрагмент из интервью на сайте Pravda.ru «Великая Отечественная: как государство финансировало военных»).

С учетом цен того времени на продукты и другие товары (госцена бутылки водки – 11 рублей, булки хлеба – 3 рубля, на рынке – 400 и 250 рублей соответственно), сегодняшняя выплата мобилизованным в размере  195 тысяч рублей значительно превышает уровень довольствия солдат и офицеров Красной Армии в 1941-45 гг.

В те годы все подчинялось лозунгу: «Все для фронта, все для победы». Экономика страны была поставлена на военные рельсы, а государство брало на себя функцию полного обеспечения военнослужащих всем необходимым. Во многом за счет такой организованности удалось и Москву отстоять, и в Сталинграде дать врагу «прикурить», а потом и Берлин взять.

Что интересно: с 1941 года в СССР также организовывались фонды в помощь фронту, и они создавались не по указке чиновников, а по инициативе обычных граждан – рабочих и крестьян, которые не только отчисляли в фонд, например, дневной заработок, но и оказывали другие виды помощи. Так, крестьяне сдавали в Фонд обороны хлеб, мясо, молоко, овощи, другие продукты; трудовые коллективы, отдельные граждане, дети отправляли на фронт письма и телеграммы для укрепления морального духа бойцов. Периодически возникали движения, посвященные конкретным нуждам Армии, такие как «Воинам Красной Армии — теплые вещи». Этой инициативе было придано государственное значение: в сентябре 1941 г. ЦК ВКП(б) принял специальное постановление «О сборе теплых вещей и белья среди населения для Красной Армии», благодаря чему фронт удалось обеспечить зимним обмундированием, что также благотворно сказалось на поле боя. К слову, сведения о денежных поступлениях в Фонд обороны систематически публиковались в сводках Совинформбюро с августа 1941-го года .

Солдаты Красной Армии в очереди в автолавку Наркомторга (фото mintorgmuseum.ru)

Сравнивая уровень денежного довольствия в те годы и сегодня, надо иметь в виду, что тогда шла Священная война за право народа на существование, а сейчас проходит локальная военная спецоперация на периферии.

Сегодняшние реалии

Но вернемся к сегодняшнему дню. Государство никого не бросило, а наоборот, установило всем мобилизованным жалование в размере 195 тысяч рублей в месяц. Разве плохое жалование? А ведь есть еще и доплаты за боевые успехи и особые условия несения службы (приказ министра обороны №727 от 2019 года), и региональная единовременная выплата — в Ростовской области она составляет 150 тысяч рублей. С учетом доплат, ежемесячная выплата при условии работы в зоне СВО за выполнение задач, связанных с риском для жизни и за особые условия несения военной службы, может составить до 240 тысяч рублей и более.

Фактически сегодня мобилизованные обеспечиваются государством не хуже, а в плане денежного довольствия гораздо лучше, чем наши героические деды и прадеды 70 лет назад.

               Так разве требуется срочная помощь людям, которые получают зарплату в 9 раз большую, чем средняя по Волгодонску?

Более того, в социальных сетях можно найти достаточно свидетельств реальных условий, в которых находятся военные в тренировочных лагерях и на передовой. На видео, снятых военкорами и самими военнослужащими, видно, что казармы прекрасно оборудованы, в них хватает и спальных мест, и постельного белья, и сменной обуви, и запасных комплектов одежды и многих других необходимых вещей. У солдат и офицеров есть запас сухпайков и полевые кухни, периодически подвозится продовольствие. Много подобных видеосвидетельств публикует на своих страницах в социальных сетях известный журналист и военный аналитик Юрий Подоляка.

Таким образом, во многих случаях сбор гуманитарной помощи фактически дублирует действия государства. Конечно, такие прекрасные инициативы нельзя запрещать – если граждане хотят помогать военнослужащим,  это надо только приветствовать и поощрять. А вот когда некоторые органы местного самоуправления зачем-то переводят народную инициативу в бюрократический формализм, это не только не помогает общему делу, но и наоборот – вредит.

Забюрократизированная инициатива

Яркий пример тому – письма, которые в последнее время стали приходить предпринимателям Волгодонска и их коллективам. В них содержится  убедительная просьба «принять участие в проводимой [Администрацией города – прим. ред.] работе». Копию одного из таких писем за подписью главы Администрации С.М.Макарова приводим ниже.

Речь идет о добровольных пожертвованиях в некий Ростовский фонд поддержки регионального сотрудничества и развития для оказания помощи контрактникам, добровольцам и мобилизованным военнослужащим. Практически все предприниматели, с которыми нам удалось пообщаться, признались, что это письмо вызвало у них недоумение. Казалось бы, что может быть не так с участием во вроде бы благом начинании?

Во-первых, глава Администрации с первых строк ссылается на некое поручение Правительства Ростовской области от 06.10.2022 г.№4/1803, которое, судя по всему, отсутствует в открытом доступе.

По крайней мере, на сайте Правительства Ростовской области этот документ найти не удалось. Также не удалось найти официальный сайт того самого Ростовского фонда, в который просят перечислить пожертвования – видимо, такого сайта и не существует. В памятке для перечисления пожертвований, размещенной на сайте Правительства области, назначение платежа для юридических лиц указано как «Добровольное пожертвование на уставные цели, в том числе содействие в реализации мобилизационных задач региона», однако что это за «уставные цели» выяснить невозможно, так как Устав фонда также нигде не опубликован (по крайней мере, не находится простым поиском в поисковых системах). И что значит «в том числе содействие в реализации мобилизационных задач»? Получается, что есть и другие уставные цели, на которые могут пойти эти взносы? А каков будет процент распределения сумм пожертвования на эти другие цели и на «в том числе содействие в реализации мобилизационных задач»? А сколько денег после пересчета останется на содержание самого фонда? Из крайне скупых формулировок письма ничего непонятно, а это порождает нервозность среди предпринимателей и их рабочих коллективов. Люди попросту боятся, что их деньги пойдут не на благое дело, а на личное обогащение ушлых чиновников. 

К тому же если эти пожертвования добровольные, то почему автор письма так настойчиво требует «проинформировать о принятом решении»? Притом непонятно: кого и куда проинформировать?

Газета «Перец ЖКХ» одной из первых среди городских СМИ поддержала проведение спецоперации, в то время как некоторые еще отмалчивались. И мы знаем предпринимателей, с которыми не надо было проводить агитационную работу, чтобы он начали помогать народу Донбасса. Один из таких предпринимателей еще до начала всех этих событий сам, без лишнего шума и пиара, добровольно отправил контейнер с медикаментами на Донбасс  — в республиканский медицинский центр.  Другие просто перечисляли средства нуждающимся жителям региона. Все эти предприниматели до сих пор живут и работают в городе. Получается, что кто-то, движимый совестью и патриотизмом, уже помогал по своей инициативе еще до начала СВО, и теперь с них требуют помогать еще и «в связи с проводимой работой».

Выше мы разобрали сегодняшнее положение военнослужащих в зоне СВО с точки зрения обеспечения вещами и продовольствием, и в этой связи у стороннего наблюдателя легко могло бы сложиться впечатление, что письмо Администрации составлено и подано как-то коряво и бросает тень на нашу самую мобилизованную, технологичную и храбрую армию.

С кого нам брать пример?

Учитывая всё вышесказанное, было бы неплохо, чтобы чиновники органов местного самоуправления сами возглавили эту колонну вносящих пожертвования, причем пофамильно. Пусть личным примером открыто покажут свою готовность отчислять часть своей зарплаты, и тогда предприниматели и их коллективы, глядя на лиц органа местного самоуправления, возможно, с большим энтузиазмом последуют этому примеру, с учетом пересчета свой зарплаты относительно зарплаты Главы города. При этом не забываем, что зарплата Главы имеет гарантированный характер, а зарплата предпринимателя извлекается на свой риск, в соответствии со ст. 2 Гражданского Кодекса РФ.

Например, если заместитель главы Администрации получает зарплату 200 тысяч рублей и отчислит из этой суммы 5 тысяч, то работник с зарплатой 20 тысяч тогда должен отчислить 50 рублей, так как у этих зарплат отсутствует паритет покупательной способности, и в отличие от зарплаты замглавы зарплата среднестатистического горожанина не позволяет откладывать или копить деньги. 

Также возникает вопрос контроля расходования средств фондом – кто и как будет этим заниматься? Как сообщают  региональные СМИ, за целевым использованием денег будет следить некий наблюдательный совет, но пока неизвестно, кто в него войдет, и какую гарантию смогут дать эти наблюдатели.

В конце письма Администрация просит проинформировать о принятом решении. Но, оказывается, сделать это не так-то просто: говорят, один местный предприниматель решил проинформировать мэра по телефону лично, но на другом конце кто-то, вероятно, секретарь, просто бросил трубку. А ведь звонивший, возможно, хотел сообщить о намерении пожертвовать крупную сумму…

И что имеем в итоге?

Часть предпринимателей и их работники пребывают в растерянности: как им реагировать на такие туманные письма, которые оставляют больше вопросов, чем ответов? Если орган местного самоуправления рассчитывает на горячий отклик, то надо сделать это обращение прозрачным, публичным и формально выверенным, а еще лучше – начать агитировать личным примером. А пока такие предложения в духе «сдайте деньги, отчитайтесь нам об этом и не задавайте лишних вопросов» вряд ли вызовут у граждан доверие к изготовителям этих писем и горячее желание вносить пожертвования.

1 комментарий "Колонна без вожаков"

  1. Хотели как лучше, а получилось как всегда.

Комментировать

Ваша почта будет скрыта.


*